?

Log in

No account? Create an account

ТЕМНОЕ СОЛНЦЕ ПОЛУДНЯ

Циклоп и Фрейя

Previous Entry Поделиться Next Entry
Циклоп идет по следу
bydda_krishna wrote in cyclopbook

"....
Солнце зашло. Я был равно удален от дороги и от деревни. На ногу было невозможно наступить. Нужно было переждать боль. Я сидел на камне и терпеливо ждал.

 Мой обзор был сильно затруднен опущенными «ушами» и шарфом, поэтому я не могу сказать, когда и как появилась фигура человека вдалеке. Я был несказанно рад — хоть какую-то помощь, но я получу. Неожиданно стих ветер. Когда перестал идти снег, я не заметил. Мертвенное голубоватое пространство освещалось холодным светом луны. Тишина стала оглушающей. Мир вокруг меня превратился в декорацию таинственного и страшного спектакля — пустынное поле, пронизывающий холод и жуткий лунный свет. Прямо на меня двигалась высокая фигура. Шаг человека был спокойным, размеренным, от этого казалось, что он плывет по сверкающей снежной пелене.

Человек был далеко, и я рванулся ему навстречу. Сделал несколько шагов и сел в снег. Нет, я не хотел садиться. Мне показалось, что меня мягко и сильно толкнули в грудь. Следующее ощущение было куда более неприятным: мне показалось, что мои ноги, а затем и руки, связывают мягкой толстой веревкой. Я чувствовал, как тесно придвинуты ноги друг к другу, а руки, вытянутые вдоль тела, казались прилипшими к туловищу. Теперь я мог только сидеть и смотреть.

 А мир вокруг меня был все так же тих и неподвижен. И только фигура приближалась. Теперь она была на расстоянии пяти метров, не более. Я ощутил, как сердце мое глухо ухнуло и провалилось куда-то в черную бездну, дыхание прерывалось. Говорят, кровь стынет в жилах. Так вот, моя кровь просто заледенела. Я чувствовал внутри такой холод, о котором даже не подозревал. Вы только представьте: сколько видит глаз — снежное поле. Луна освещает все это пространство каким-то невыразимым стылым голубым сиянием. Поле, покрытое снежной пеленой, сверкает и переливается тысячью разноцветных искр. Мир вокруг застывший, немой, холодный. И враждебный. Все сковано холодом и… ожиданием. Этого нельзя объяснить, но я был совершенно лишним, чужим, ненужным. Меня сковала непонятная, но хорошо ощутимая сила. Я казался себе ничтожно маленьким, слабым и жалким в этом холодном мерцании, под темным небом, усыпанным колючими звездами.

 До меня долетел легкий вздох. Фигура была рядом, шагах в десяти. На меня надвигалось нечто, чему не было названия. Глаза различали песочного цвета тонкий широкий плащ с огромным, спускающимся на грудь капюшоном. Под тканью никак и ничем не была обозначена человеческая фигура. Капюшон был опущен на лицо, а когда я внимательно присмотрелся, то увидел только черный провал. Угольно-черная тьма, больше ничего. Никакого лица. От черного провала невозможно было отвести глаз, сила, исходившая от него, была невыносимой: мне, скованному и неподвижному, до нестерпимого зуда в костях, до паники, до истерики хотелось закрыть глаза, не видеть этого ужаса. Но кто-то неведомый и непонятный решил, что я должен стать свидетелем события, которое не осмыслить, не осознать, не понять не смогу вовек.

 Ужас, сразивший меня, был невыносим. Невыносимой была и тишина: абсолютная, нездешняя. Я закричал, но даже хрипа не вырвалось из моего горла. Вопль ужаса застыл где-то внутри. Я был парализован. Понял, что уже не могу реагировать на происходящее. Но я ошибся.

 Фигура бесшумно проплыла мимо меня, и я отчетливо увидел, что на снегу не остается следов. Но и это было не все. Следом шла следующая фигура. Такая же бесплотная, в точно такой же хламиде без швов, такого же цвета и с таким же страшным бездонным провалом под капюшоном.

Через несколько секунд появилась третья, затем четвертая, пятая... Они шли молча, бесшумно, не оставляя следов, не издавая ни единого звука. Луна холодно сияла, освещая черные дыры вместо лиц.

Все новые и новые фигуры через равные промежутки времени появлялись прямо передо мной. Они проскальзывали буквально в полуметре от меня, следуя невыносимо ровно, друг за другом. Можно было бы сказать: шли след в след. Но ведь следов не было! И это было страшно. А еще эта проклятая тишина! Ну, хотя бы какой-нибудь звук, шорох, скрип. Нет, только мертвый голубой свет и эти непостижимые, скользящие передо мной и не замечающие меня существа. Кто они, почему они здесь, что им надо на этом поле? Вопросов было много, но они возникли потом. Тогда же я сидел на снегу, скованный неведомой силой и невыносимым ужасом. А они продолжали свое движение. Их было много. Не смогу сказать сколько, но знаю, что много. Казалось, их вереница никогда не закончится. Но и это было не так. Очередная фигура возникла передо мной, скользнула мимо. И вдруг она оглянулась и… посмотрела прямо на меня. Господи, что я говорю: повернулась, посмотрела. Все это можно говорить о нас с вами. Нечто, покрытое длинной непонятной одеждой, развернулось ко мне капюшоном, после того, как миновало меня, и угольная чернота оказалась прямо перед моим лицом. Бездонный провал смотрел на меня, и эта бездна затягивала и завораживала одновременно. Не было сомнений, что мое присутствие было замечено, вернее мне дали понять, что обо мне знали, и это было выражено «прощальным взглядом» густой, непроглядной тьмы...."


  • 1
  • 1