?

Log in

No account? Create an account

ТЕМНОЕ СОЛНЦЕ ПОЛУДНЯ

Циклоп и Фрейя

Previous Entry Поделиться Next Entry
Ошибка Фрейи
bydda_krishna wrote in cyclopbook

"...Со временем Олег стал помогать ей развивать сверхспособности. Фрейя знала, что те навыки, которые получил и развил в себе Олег, ей недоступны: он прошел сложную и трудную школу страданий, духовного роста. И особого рода школы посвящений. Такой путь не по силам обычному человеку. Да и необычному не всегда по силам. Сколько адептов, стремящихся к сверхзнаниям, проходили почти все этапы испытаний, требовавшие от них нечеловеческой воли, силы, мужества. А ломались на простейших вещах, — например, не выдерживали исполнения повседневной работы в ашраме: ежедневного подметания двора, приготовления пищи, кормления и лечения животных. Простые повседневные дела человеку, прошедшему испытания огнем, водой и соблазном, казались унизительными. Ведь он уже был не просто человеком, а посвященным — обладателем тысячелетних тайн, умеющим видеть будущее, излечивать самые страшные болезни одним только наложением рук. Не перечислить всего, что умел такой человек. А его заставляли изо дня в день убирать мусор. Сначала он делал это охотно, потом начинал скучать, потом возмущаться, и наконец просто сбегал. Именно эти люди становились «творцами чудес», «великими экстрасенсами», магами. Если они не хвастались и не говорили лишнего, то продолжали заниматься «чудесами». Отступников, тех, кто нарушал клятву молчания, сначала предупреждали, непонимающих наказывали. Многие из них плохо кончали — тяжелые болезни, психиатрическая больница становились для них последней точкой в их деградации. Эти люди не понимали самого главного принципа, о котором Фрейе рассказал Олег, когда она посетовала, что он не хочет использовать свои необычные способности — «Волшебство» в обычной жизни можно применять только в крайнем случае и в очень ограниченных количествах.

Подметание двора, обычная, рутинная работа для того и были нужны, чтобы человек вернулся в обычный мир не богом и господином, а только носителем знания, более мудрым, искусным, обладающим особыми навыками, но обычным человеком. Посвящение и обучение давали представление о безграничных возможностях человека, объясняли устройство мира, готовили его к выполнению особой миссии — эту миссию выполняли члены Братства не одно тысячелетие — держать мир в равновесии, удерживать его в крайней точке от падения в пропасть. Но в обычной жизни необходимо оставаться обычным человеком. Этого испытания не выдерживали многие. И это понятно: что может быть тяжелее осознания того, что ты, всемогущий, ничем не должен отличаться от других. Не притворяться, что ты такой же, а знать и помнить все, чему тебя научили, и быть нормальным человеком. То, что ты знаешь и можешь, предназначено не для повседневной жизни, а для иного бытия. Задача для посвященного всегда одна — мостить дорогу для других. Фрейя помнила рассказ Олега о его трудном вхождении в нормальную жизнь.

Фрейя знала, что изначально обладала некоторыми необычными способностями: могла снять боль с помощью рук, видела особые сны, предсказывающие будущее, обладала хорошо развитой интуицией. Иногда ей было достаточно взглянуть на пришедшего на прием человека, чтобы рассказать ему о его жизни самые тайные подробности. Олег не только помогал развивать эти способности, но и учил ограничивать себя в их применении.

Фрейя была хорошей ученицей и строго следовала правилам. Но сегодня, только для себя, она решила воспользоваться своими знаниями. Ей было необходимо проникнуть в жизнь человека, который выбил ее из колеи, произвел такое сильное впечатление, с каким она еще не сталкивалась. Все, что она о нем знала, было известно всем: известный писатель, блестящий психиатр, лучший специалист по психологии преступника. Его можно встретить на самых модных тусовках, но его невозможно считать тривиальным светским персонажем. Умен. Блестяще образован. Безусловно талантлив.

При одном воспоминании о нем, у Фрейи неожиданно потекли слезы. «Ну, это уже совсем — из рук вон! Срочно нужно помочь самой себе, раз Олег далеко». Фрейя тяжело переживала отсутствие Олега, сейчас он был особенно нужен. Что-то с ней происходило, а она не могла трезво происходящее оценить. Странное чувство тоски засело в ней, как червяк в яблоке. И этому «червяку» было сытно и удобно, значит, она давала ему необходимую пищу. «Может быть, я влюблена в него? Нет. Я не чувствую ничего подобного. Тогда почему меня так неудержимо тянет к нему?» Ответа на этот вопрос у нее не было. Не оставалось ничего другого, как воспользоваться запрещенными приемами.

Фрейя стояла под тугими струями горячей воды, все еще сомневаясь, может ли она позволить себе заглянуть в душу другого человека. Может ли служить оправданием то, что она осталась одна, ей нужна помощь, а ее состояние вызывает у нее самой отчетливую тревогу. Фрейя сменила горячую воду на холодную и, взбодрившись, получив мощный заряд энергии, решила, что другого выхода у нее нет.

…Ароматный дым стелился у ее ног, ровно горели свечи, Фрейя погружалась в чудесное ощущение расслабленности, покоя и предельной концентрации одновременно. Время исчезло. Мысли успокоились. Она открыла глаза. Перед ней, на низком столе, покрытом черным шелком, лежал на специальной подставке хрустальный шар. Сказав себе: «Я хочу знать, кто он», Фрейя стала спокойно всматриваться в прозрачную глубину шара. Она начала уставать, но внимание не рассеивалось, сказывалась долгая практика медитаций. Наконец, в самой середине шара, в глубине, появился молочный туман. Он медленно раскручивался по спирали и заполнял собой все пространство. Теперь внутри тумана появился слабый отблеск огня. Постепенно туман таял, появилась горящая свеча, она стояла на столе, на котором лежала раскрытая старинная книга. Свечи было недостаточно, чтобы осветить пожелтевшие страницы, и худой, высокий мужчина низко склонился над страницей. Его лица не было видно — длинные волосы скрывали его. Фрейя жадно всматривалась в него, ей хотелось увидеть выражение лица. Она почувствовала, что он замышляет что-то недоброе и очень сложное. Человек, словно повинуясь ее желанию, распрямился, и Фрейя увидела горящие ледяным огнем глаза. Мгновенье он смотрел прямо в глаза Фрейи, затем поднял руку, нарисовал в воздухе какой-то знак, и все исчезло. «Я не туда попала», — успела подумать Фрейя, прежде чем отключиться.

Проснувшись утром, она обнаружила себя лежащей в кровати. Когда и как она сюда попала, Фрейя вспомнить не смогла. Голова немного кружилась, во рту был неприятный металлический привкус, болели плечи. Фрейя прислушалась к своему состоянию, и оно ей очень не понравилось. Что-то происходило с ней, но это «что-то» она не контролировала. «Срочно нужно звонить Олегу и просить помощи. И не лезть, куда не просят. Но куда же я попала?». Принятое решение успокоило, Фрейя знала, что Олег поможет, чтобы с ней ни случилось. «Молодец! Умница! Все правильно: Олегу же нечего делать, вот и давай найдем ему работу — спасать от неизвестно чего человека, считающего себя профессионалом и помогающего другим преодолеть подобные состояния. Может, я просто шарлатанка?»

Укоряя себя за желание переложить проблему на плечи Олега, занятого, как всегда, сложным делом, Фрейя отвлеклась и немного успокоилась. Правда, где-то в душе, в самом ее укромном уголке, затаилась тревога от неправильно принятого решения. Она знала, что с этой минуты ситуация вышла из под контроля..."